Экспромт другу Валерию Журавлёву,
или Прощай, Раменка!

А сегодня день рождения

У донского казака,

Хоть в Москве его взрастила

Прелесть Раменка-река.

 

Здесь он бегал босоногий,

В школу с книжками ходил,

Мяч гонял среди бараков,

За углом махру курил.

 

Был в ватаге атаманом

И гордился синяком,

Что в Очакове набили

Два, такие же, как он.

 

По ночам сады трещали,

Пели звонко соловьи,

И девчонки, что постарше,

Первый раз с ума свели.

 

Повзрослел, забросил книжки,

Как отец, пошёл к станку,

И всё реже в жаркий полдень

Прыгал в Раменку-реку.

 

Круг друзей всё уже, жёстче –

Кто запил, а кто в тюрьме,

Кто с весеннего призыва

Ходит с фляжкой на ремне.

 

И ему пришлось оставить

Мать, отца, родной завод.

Здравствуй, Армия родная,

Здравствуй, мой Балтийский флот!

 

На рубон!  Подъем!  Тревога!

Громкий топот на плацу,

В чёрных лентах бескозырка

Очень шла к его лицу.

 

Быстро время пролетело,

Сестра Светка подросла.

И мы с ним уже студенты,

В жизни счастья полоса!

 

Галанза, Меньшагин, Зорькин,

Семинар, пивбар, зачёт,

Стройотряд, физо, высотка,

УПК, экзамен, КЗОТ.

 

Витька Ласкин, Игорь Яшин,

Хожа, Гармаш и Муслим,

Костя Пылов и Басманов –

Все искали дружбы с ним.

 

Бьёт ключом в большой столице

Жизнь донского казака,

И напрасно ждёт, скучая,

Его Раменка-река.

 

Казахстан, колхоз, картошка,

Танцы-шманцы до утра.

Так прошли за днями годы –

Безмятежности пора.

 

Наливайте ж мне полнее,

С другом выпить я спешу.

А как всё потом сложилось,

К юбилею напишу.

 

Пью и искренне желаю,

Чтоб, назло и вопреки,

Он, как в детстве, окунулся

В воды Раменки-реки!