Мои сани

Как известно, на Руси Новый год отмечают дважды. Один раз, как во всём мире — первого января, а второй — в ночь с тринадцатого на четырнадцатое января. И называется этот праздник Старый Новый год. Никому в мире не понятно, а нам понятно. На селе этот праздник отмечают по-особенному: с застольями. гаданиями, ночными шутками, больше похожими на озорство и хулиганство, Причём, участвуют в этом как дети, молодёжь, так и взрослые. Одна из таких шуток, в кавычках, это воровство саней, хотя воровством это и не является. Важно, увести сани от дома, чтобы хозяин не услышал, а если услышал, то погонял молодёжь по дерене с криками и угрозами, и спрятать их где-нибудь так, чтобы либо трудно найти, либо тяжело достать.

Виктор Смирнов человек в деревне новый, недавно пришёл жить к незамужней женщине и благодаря своему весёлому нраву, быстро прижился. Работал в колхозе, за ним закрепили лошадь и, естественно, были телега и сани. Ну, а коль взялись воровать сани, то у всех подряд. Спустить сани Смирнова в пруд с крутыми берегами было не интересно. Пруд был почти под окном, один берег был пологий, запрягай прямо в пруду лошадь и выезжай, не проявив смекалки. Поэтому их увезли подальше от дома и перебросили через ограду в палисадник дяде Грише.

Ни Смирнов ни дядя Гриша ночью не спали, а прислушивались, не пришли ли к дому не званные гости, потому что каждый из них сам в своё время участвовал в староновогодних чудилках и знал, что могут придти. Пока Смирнов одевался, обувался, и выбегал на улицу, сани уже валялись в палисаднике у дяди Гриши, а ребятня разбежалась и попряталась, потому что видели, что погоня уже началась.

Дядя Гриша тоже всё слышал и поспешил на улицу. У палисадника они и встретились. Дядя Гриша, не долго думая, схватил из поленницы полено и стал охаживать им по спине и по голове Смирнова, тот бежать, дядя Гриша за ним.

-  Григорий Фёдорович, это мои сани, у меня их украли, это не я их туда закинул, - на бегу взмолился Виктор.

- А мне разбираться некогда, чьи это сани, и кто их туда забросил, — произнёс дядя Гриша и ещё разок, на всякий случай, врезал «хулигану» по спине, но уже не так сильно.

- Дядя Гриша, пацаны сани увезли, думал догоню, не догнал, разбежались, — оправдывался Виктор.

- Спал, наверное, с Зойкой, за сиську её держал вместо того, чтобы сани сторожить, — возмущался дядя Гриша, — привязывай на цепь, как Коля Шапкин, если от Зойки оторваться не можешь.

- У меня сани украли, и мне же попало, — чуть не плача говорил Виктор, почёсывая голову, на которой уже росла приличная шишка.

- Без очков, не разобрал. Ладно не обижайся, пойдём покурим, — успокоил его дядя Гриша, — подумаешь пару раз полешком получил, чай не обухом.

Настроение у дяди Гриши было новогоднее, радовался, что не зря ночь не спал.

Подошли к палисаднику, закурили, поговорили, о том, как утром сани вытаскивать будут, чтобы палисадник не поломать, и кого на помощь позвать. Вспомнили, как сами когда-то «чудили», и какие проделки ещё бывают в такую весёлую ночь. Дядя Гриша погоревал, что молодость, да, впрочем, как и жизнь, проходят быстро.

-Ладно, иди к своей Зойке, спи, теперь тебе сторожить нечего, я твои сани посторожу, — посмеиваясь, сказал дядя Гриша, и они разошлись, каждый в свою сторону.

Утро выдалось тихое, морозное и прозрачное. В домах загорался свет, из труб столбом поднимался дым и разносился приятный запах затопленных печей. Виктор быстрым шагом приближался к дому дяди Гриши, поглядывая в палисадник, где лежали его сани. Подошёл к дому, постучал в дверь и стал ждать выхода Григория Фёдоровича, переминаясь с ноги на ногу и перекидывая шапку с одного уха на другое.

Через несколько минут вышел Дядя Гриша, Виктор отпрянул от двери.

- Не бойся, без полена, — посмеиваясь произнёс он и протянул страдальцу руку. Поздоровались.

- Вдвоём не вытащим, надо позвать кого-нибудь. Иди, позови Борисовых ребятишек, да Николая, чай не спят, — сказал Григорий и показал рукой на противоположный посад, где в домах светились окна, — а я пока подумаю.

Вскоре пришёл Мишка, а вслед за ним и Виктор с Николаем. Виктор с Мишкой полезли через заострённый штакетник в палисадник. Сделать это оказалось не просто. Мишка удивлялся, как ловко это вчера ночью у него получалось? С грехом пополам и при помощи какой-то матери перелезли. Виктор ещё раз поправил на голове шапку и развёл руки в стороны:

- Дядя Гриша, это не мои сани!

Глаза дяди Гриши округлились, а рука потянулась к поленнице:

- Как не твои? Вчера были твои, а сегодня уже не твои? Мало я тебя вчера поленом отходил. Всё проспал, и свои сани, и чужие. У меня-то, как видишь не пропали, — и замахнулся поленом.

Виктор рванул с места и очень ловко перемахнул через штакетник наружу:

- Дядя Гриша, я же видел, как мои сани ночью в палисадник забросили, а это не мои.

Григорий бросил в снег полено, и все, кроме Мишки, стали разглядывать сани. Мишка-то знал чьи они. Григорий поправил очки и произнёс:

- Это сани Миши Никонова, это я ему передок в позапрошлом годе менял. Надо за ним сходить, поможет, они тяжёлые.

Ходить за ним не прищлось. Он уже сам шёл по дороге, озираясь по сторонам. А на противоположном посаде стояли Нина с Клавдией и, тихо переговариваясь, смотрели на мужиков.

- Михаил, чего же ты за своим имуществом не смотришь, — начал Григорий Фёдорович, — я за вас за всех что ли сани сторожить должен? Полезай в садок, вытаскивать будем, а то я их на дрова пилить начну.

- Пусть Николай с Витьтей слазают, помоложе. Витьтя, а твои-то сани за депом я видел, думал мои, вверх полозьм валяются, - обрадовал Виктора Михаил.

Виктор, Николай и Пашка, случайно шедший мимо, забрались в палисадник и процесс пошёл. Бригадиром был Николай. Возились довольно долго, но вытащили, не сломав ни одной штакетины. Все остались довольны, даже Мишка.

- Николай, а не ты ли их мне в садок забросил, уж больно ловко ты руководил, как будто знаешь, как их туда-сюда таскать, — смеялся довольный дядя Гриша.

- Всё, отошло то время, — отнекивался Николай, — а в молодости всякое бывало и не такое вытворяли.

- Смирнов, беги за бутылкой, зря что ли твои сани всю ночь стерёг, — не унимался дядя Гриша.

- Дядя Гриша, так это не мои сани! А за бутылкой я мигом, у Зойки чай есть!

- Вчера были твои, сегодня не твои, что они с крыльями что ли? Мало я тебе вчера шишек насажал. Ладно уже, идите за лошадями, да запрягайте, пока я не передумал.

Народ разошёлся. Григорий с Николаем ещё постояли, поболтали и тоже направились по домам.

Наступил Новый год!