Мёд диких пчёл

За орехами ходили в леса, раскинувшиеся за деревней с ласковым названием Деревеньки. В лесах вокруг Семёнкова орешник не растёт: то ли от избытка влаги, то ли не посадили вовремя, то ли не по климату. Но ореховые кусты встречаются кое где и, как правило, без плодов. А за Деревеньками начинается (или заканчивается) Борисоглебская возвышенность, там лес растёт на возвышенностях и поэтому лес там сухой. Орешник разросся сплошным массивом.  Вот и решили братья попытать счастья на ореховой ниве. Чтобы поход за орехами был удачным, пригласили Василия Ильича, тёща которого жила в Деревеньках и, по их мнению, он должен хорошо знать, где эти самые орехи растут.

Оделись по лесному варианту, взяли корзины и поехали. Машину оставили у дома тёщи Василия и с хорошим настроением двинулись в лес. Василий мужик разговорчивый и рот у него не закрывался. Он рассказывал всякие истории из сельской жизни и вспоминал былые походы за грибами, ягодами и орехами. Сомневаться в его рассказах или спорить с ним было бесполезно. Когда вошли в лес, он продолжал рассказывать свои истории и, чтобы его слушали, ходил за кем-нибудь из братьев. Орехов в этот год было не много и компания ходила от одного орехового куста к другому, совместными усилиями сгибали стволы потолще в надежде, что на них урожай побогаче. Но результат не радовал, орехов было мало и мелкие.

Так или иначе, корзины потихонечку наполнялись.   Но в процесс сбора орехов неожиданно вмешались дикие пчёлы. Под одним из ореховых кустов раздавалось жужжание. Все стали смотреть по сторонам и искать осиное гнездо. Компания знала, чего может стоить случайное разорение такого гнезда и устремила взоры на ветви деревьев, где могло оно висеть. Но среди ветвей ничего похожего на осиное жилище обнаружено не было. Кто-то заметил, что летают не осы, а какие-то другие насекомые, коричневого цвета, а не жёлтого. Генка с Василием решили, что надо искать не гнездо, а дупло, где могут жить шмели или пчёлы. У Виктора было другое мнение и он его высказал:

- Не дупло надо искать, а сматываться.

Но Василий решил, что принесёт домой не только орехи, но и мёд. Только надо отыскать гнездо, а потом сходить за пилой и вместо корзины взять ведро. Орехи уже были не нужны. Мёд слаще.

- Надо проследить, куда они летят и несут мёд, — говорил он сам себе и крутил головой во все стороны, отыскивая нужное направление пчелиных полётов.

Но пчёлы летали в разные стороны и не хотели показывать, где они прячут мёд. Наконец Генка обнаружил, что пчёлы вылетают из небольшого отверстия в земле, под ореховым кустом. Василий обрадовался:

- Вот и хорошо, за пилой ходить не нужно, ножом расковыряем.

- Я знаю, как это делается. Мы с Капрановым на клеверище у шмелей мёд добывали. Надо сесть около летка с палкой, и как только он, шмель, выползет, шлёп! — хвастался Генка.

Василий тоже делился опытом добывания мёда:

- Берёшь ведро воды, поднимаешь крышку улья, раз туда. Хватаешь рамку с мёдом и бежать, пока они не проснулись. «Главно» потом вместе с сотами пчелу не проглотить, а то в горло укусит, помереть можно. А если в язык, то он во рту не поместится, с открытым ртом, голодный три дня ходить будешь, пока опухоль не спадёт.

- Ну, давайте, один с палкой, другой с ведром, а я отойду подальше и посмотрю, как это у вас получится. Только, кстати, у вас нет, ни улья с крышкой, ни ведра с водой. Придётся одному писать в норку, а другому с палкой сидеть и пчёл колотить - ехидничал Виктор.

- Я с палкой, — быстро отозвался Генка, — если Василя пара пчёлок в этот момент в конец тяпнет, его жене эффект от укуса должен понравиться.

- Сейчас мы с ними разберёмся, — сказал Василий, и они с Генкой подползли к летку, поставили корзинки, присели на корточки и стали изучать поведение пчёл. Пчёлы были какие-то ленивые. Одни нехотя заползали в леток, другие также медленно выползали оттуда.

- Пчёлы какие-то чудные, пушистые и цвет какой-то не такой, — выразил недоумение Генка.

- А это дикие пчёлы, — успокоил его Василий.

- Не, они домашние и ручные и ждут, когда вы у них мёд воровать начнёте, да они его вам сами отдадут, — прокомментировал Виктор и чуть попятился назад.

- Надо посмотреть, далеко ли соты, — сказал Василий и срезал подходящей длины веточку.

- Ну что? Надо ковырнуть, — принял он решение.

- А мёд во что будем класть? — поинтересовался Генка.

- В корзинку, он в сотах, не вытечет, да чай не один год собирают, засахариться должен, — ответил Василий и стал подползать к пчелиной норке.

- Если ваши корзинки маловаты будут, я вам ещё и свою отдам, — промолвил Виктор и отошёл на несколько шагов подальше.

Василий наклонился над летком и аккуратно раздавил выползшую оттуда пчелу. А уже через мгновение с возгласом «ой» ударил себя ладонью по левому уху. Потом, бросив палку, ударил по правому.

Генка сообразил, что пора сматываться, схватил корзинку и ринулся наутёк. Но корзинка мешала отбиваться от наглых пчёл, и пришлось её бросить.

Василий со словами:

- Твою мать, жалят! — бежал следом, подпрыгивая на ходу и ударяя себя, то по заднице, то по голове. Генка понял, что надо от него оторваться, ломанулся в сторону. Василий, сопровождаемый треском сломанных веток, продолжал бежать прямо, и быстро скрылся из виду. А Виктор тем временем смотрел на происходящее широко открытыми глазами и задыхался от смеха.

Первым вернулся Генка, почёсывая затылок и правую руку ниже локтя. Потом пришёл Василий, без кепки, со взъерошенными волосами, но улыбающийся и, как обычно, разговорчивый:

- Вот это дали! Я помню в детстве, в огороде у Алексея Кузнеца, за яблоками «лазали», кто-то задел за улей или специально стукнул по нему, они как вылетят, «главно» молча, и давай нас жалить, всем досталось, а меня штук пять ужалило. Или вон идёшь босиком, наступишь на неё, она на цветке сидит, мёд собирает, ужалит, но не так больно, может там кожа толще? А тут смотри, уже лоб распух, а прошло-то всего ничего. Ещё и синяки вокруг глаз появятся. А вот уши почему-то не распухают, только краснеют и горят.

- Не, меня одна в затылок тяпнула, а другая в руку, через рубашку что ли? — поделился своей радостью Генка.

- А я не считал, некогда было, ой, а где же моя кепка? — почёсывая голову, посетовал Василий.

- Где-нибудь на маршруте, — ответил Виктор, — поблизости не видно.

Василий отошёл в сторону и вскоре вернулся с кепкой:

- А как корзинку взять?

- Подойти и взять, наверное, успокоились, — посоветовал Генка.

- Я не пойду, сейчас палку подлиннее найдём и достанем, — сказал Василий, и все трое стали смотреть по сторонам, выискивая деревце подходящей длины.

Когда корзинка была у Василия в руках, все трое радостно переглянулись. Василий молча почёсывал разные участки тела, а Генка неторопливо выбрасывал из корзинки мусор, оказавшийся там после сбора орехов с земли и тоже молчал.

- Ну что, орехов набрали, мёда наелись, пора домой? – сказал Виктор, и компания весело зашагала навстречу Солнцу, обсуждая столь удачный поход в лес за Деревеньки.