Плохая примета

Борис Абрамович, мужчина средних лет, довольно приятной наружности, весёлого нрава и совсем не жадный, не смотря на то, что еврей. Его жена Эльза, женщина приятная во всех отношениях, как и Борис Абрамович производила впечатление умной женщины и выглядела очень эффектно. Она была стройна и красива. Любила носить короткие платья и юбки, чтобы все видели её прямые длинные ноги. У неё была тонкая талия и довольно большая грудь, которую она тоже не прятала. Недостатка в поклонниках у неё, кажется, не было. В молодости она танцевала в балете, а теперь работала в театральной среде, имела доступ к театральным билетам и другим прелестям театрально-концертной жизни, поэтому была популярна и уважаема.

Борис Абрамович, как и его супруга, тоже был парень не промах. Имел хорошую работу, свободные деньги, модно одевался, любил выпить, закусить и весело отдохнуть. Отношения в их семье были вполне нежные. При посторонних они никогда не ссорились, шутили друг над другом, и оказывали всяческие знаки внимания. На всякие взаимные шалости, как мне казалось, закрывали глаза и как бы не замечали. Они оба были не конфликтные, готовы откликнуться на любую просьбу и были душой компании.

Борис знал много анекдотов, умел их рассказывать, а Эльза приукрашивала их и заразительно смеялась.

Жили они в пятиэтажной хрущёвке на третьем этаже в трёхкомнатной, кооперативной квартире. Квартира была обставлена добротной мебелью, шкафы и серванты набиты одеждой, посудой и всякими безделушками. Они любили принимать гостей, поскольку жили одни и скучали по общению. В те далёкие годы в гости ходили не только по праздникам, но и просто так. Особенно по пятницам и субботам.

Однажды в их квартире собралась небольшая тёплая компания. Пили вино, коньяк и водку, слушали музыку, танцевали и смеялись. Когда приступили к чаепитию с тортом, мусорное ведро было почти полное всяческих отходов, и коробка из-под торта там не умещалась. Мусоропроводов в тех домах не было и нет. Мусор собирали в пластмассовое ведро, желательно с крышкой, и выносили в мусорные баки, которые стояли между домами, огороженные металлическим или кирпичным забором. Сейчас такие мусоросборники тоже стоят среди старых домов, только мусор выносят в пластиковых пакетах, которых прежде не было.

Эльза, не зная куда пристроить коробку из-под торта, обратилась к мужу:

- Борисик, может вынесешь ведро с мусором?

После этих слов вся компания дружно засмеялась, а «Борисик» бодро отозвался;

- Могу!

- Нет, уж лучше я сама попозже вынесу, — тоже смеясь, ответила Эльза и бросила коробку на пол.

Я потихонечку спросил, почему так весело всем стало после предложения Эльзы вынести мусор.

- Потом расскажу, — сказал мне один из гостей.

Когда мы расходились по домам, я спросил:

- Ну что там за мусорная история?

- Ты же знаешь плохую примету, что мусор из дома на ночь не выносят? — был задан мне вопрос.

- Знаю, но не верю, — честно признался я, так как сам частенько выносил ночью мусорное ведро и ничего примечательного не случалось.

- Вот и Эльза не верила. Пристала к Борису, вынеси мусор, да вынеси мусор. Он ей говорит, что уже поздно, что он в одних трусах. А она знай своё:

- Надень тапочки, да халат, заодно и покуришь.

Борис долго упирался, но, в конце концов, согласился. Надел тапочки, халат, взял сигареты, ведро с мусором и пошёл. Высыпал из ведра в бак мусор, прислонился к тёплой кирпичной стенке и закурил. На тропинке, что шла через полуосвещённый двор, появилась женщина. Поравнявшись с Борисом, она остановилась и, слегка покачиваясь, произнесла:

- Борька, ты что ли? А чего ты тут торчишь?

- Привет, Нин! Да вот мусор выносил, стою, курю, — ответил Борис.

- А я думала, Абрамыч, ты меня поджидаешь? Угости сигареткой, что ли.

- А что тебя поджидать? Выпить у тебя всё равно нету, — протягивая пачку сигарет, отшутился Борис.

- Обижаешь, Боренька, — доставая из сумочки бутылку коньяка, игриво заговорила Нина, — а что, кроме выпить, тебя уже ничего не интересует? 

-  Обижаешь, Нинуля, ты меня с пятого класса интересуешь. Ты же не курила?

- Я и сейчас не курю, разве что с тобой, милый.

- А сама-то ты что среди ночи разгуливаешь? — спросил серьёзным тоном кавалер.

- А я, Боренька, в ресторане была, отдыхала, а ночевать только домой! — улыбаясь во весь рот ответила дама.

- Ну что коньяк-то открывать будем? — решил перевести разговор с выяснения чувств Борис.

- Будем, но не у мусорных же баков! Пошли ко мне, у меня дома никого, — совершенно серьёзно предложила одноклассница.

- Да я в тапочках, — не зная, что сказать, заговорил Борис.

- В тапочках не босиком, — парировала Нина.

- А с ведром, что делать? — запинаясь выдавил Борис.

- Да вот поставь в уголок, кому оно ночью нужно? — порекомендовала Нина.

- И то верно, — согласился Борис.

На том и порешили. Он поставил в уголок около мусорного бака пустое ведро, обнял Нину за талию, и они пошли к дому напротив.

Борис проснулся в восемь часов утра. Голова потрескивала, и он не мог сообразить, где находится. Над головой незнакомая люстра. Кровать широкая, но рядом никого. Он стал озираться по сторонам и искать глазами одежду. «Хотя бы трусы найти», — крутилось в его голове.

На одном из стульев заметил какую-то одежду. Подошёл и стал перебирать: юбка, кофта, бюстгальтер, а вот и трусы, но женские. Борис был мужик умный и сообразил, что если есть женские трусы, должны быть и мужские. Он встал на четвереньки и пополз по ковру под стол, заглянул за тумбу с телевизором — нету. Начал ползать вокруг кровати и заглядывать под неё и удача, вот они. Борис надел трусы и пошёл на кухню искать что-нибудь жидкое.

Нина сидела в лёгком халате за столом перед чашкой кофе, красила ресницы и строила рожицы в зеркало.

- Привет, Нин, я у тебя что ли? — не своим от хрипоты голосом произнёс Борис.

- У меня. А чего ты трусы-то наизнанку надел? Плохая примета! — почему-то очень радостно произнесла хозяйка квартиры.

- А как я к тебе попал? — недоумевал Борис.

- Вчера пришёл.

- А где моя одежда?

- В прихожей на вешалке.

Борис вышел в прихожую и вернулся в халате и тапочках, разводя руками, спросил:

- А почему в таком виде? Это всё?

- Ты, Боренька, вчера ночью мусор выносил, это тоже плохая примета.

- А где ведро? — начал крутить головой Борис.

Нина повела его в другую комнату и, отодвинув от окна занавеску, стала показывать:

- Вон видишь мусорник?

- Вижу.

- А вон в уголочке синее ведёрко стоит, видишь?

- Вижу.

- На месте, как видишь, не пропало.

- Нин, выпить есть что-нибудь? Всё в горле пересохло.

- Нету, Абрамыч, всё мы выпили. Хочешь, кофе сварю?

- Нет, кофе не хочу. Мне б чего-нибудь кисленького и холодненького. И много выпили?

- Да всё, что было.

- Пойду, пока ведро не украли. 

- Иди.

- Нин, один нескромный вопрос. Мы время-то нормально провели?

- Мне понравилось! — посмеиваясь, успокоила его Нина.

- Предлагаю повторить, мне тоже понравилось, выглядишь ты потрясающе! - целуя Нину в щёку, проговорил Борис.

- Повторим, если по ночам мусор выносить будешь, — сказала Нина и открыла входную дверь.

Борис взял у мусорника ведро, покурил, прокрутил в голове несколько вариантов оправдания и медленно двинулся к своему дому. Дверь в квартиру оказалась открыта. Почти на пороге стояла Эльза:

- Ты где был?

- Мусор выносил, — как можно спокойнее ответил муж.

- Вынес? — спросила Эльза.

- Вынес, — ответил Борис и показал жене пустое ведро, — а почему у тебя дверь не закрыта?

- Так ты же ключи не взял. А я ждала, ждала и уснула, — теперь уже оправдывалась Эльза.

Борис прошёл в комнату, открыл бар, налил в бокал водки, выпил, закусил конфетой и лёг спать. А в голове крутилась мысль: «Вот и не верь после этого в приметы? Хотя…., с какой стороны посмотреть! И перед Нинкой не опозорился и жену уважил — мусор вынес».