У соседа сенокос

Лето в деревне – горячая пора. В те годы, о которых я пишу свои рассказы, каждая деревенская семья вела подсобное хозяйство. Ведение этого подсобного хозяйства отнимало много сил и времени. Можно сказать, занимало всё существование, за исключением тех немногих дней, когда можно было отвлечься на религиозный праздник, свадьбу, похороны или крестины.

Деревенские жители просыпались очень рано, можно сказать, ещё ночью. С раннего утра надо было подоить корову, выпустить её в колхозное стадо на пастбище. Вывести на луг телёнка, встретить из ночного лошадь. Женщина должна успеть протопить печь, приготовить корм для домашнего скота и птицы. Накормить взрослых членов семьи, которые собираются на работу. А работать на селе начинали рано. А ещё детей надо привести в порядок и что-нибудь сделать по хозяйству пока прохладно, нет оводов, слепней.

Работа на колхозной ниве в летние месяцы продолжалась от темна и до темна, а то и в тёмное время суток. Большинство сельхозработ было напрямую связано с погодой. Хотя бы уже потому, что в средней полосе России в те времена все четыре времени года существовали самостоятельно друг от друга. Если строить, пахать, сеять и сажать, с некоторой натяжкой, можно было и в ненастную погоду, то косить, сушить, жать и убирать — только в сухую. Весной сельский житель ждал таяния снегов. Всем хотелось поскорее увидеть на небе яркое солнце, снять с себя тяжёлую зимнюю одежду, вместо валенок с галошами надеть резиновые сапоги, вместо шапки кепку, запрячь лошадку в телегу, а не в сани.

Вместо лопаты и лома взять в руки заступ и вилы, вместо колуна топор и молоток. Детвора ждала, когда разольётся река Сабля и Работка, с шумом и грохотом, как селевой поток, придёт Сальковский ручей и наступят весенние каникулы. Народ отпразднует Пасху и будет посматривать на огороды, скорее бы просохло. Поговорка «Весенний день год кормит», имела для деревенского жителя буквальный смысл.

Первые вестники наступившей весны — грачи, с радостным криком начинают строить гнёзда на высоких дубах, берёзах, ивах и липах, что росли перед домами. Рассаживались на ветках около скворечников скворцы и неумолкаемым пением зазывали подруг в облюбованное жильё. Скворечники были у каждого дома и не по одному, их делали как дети, так и взрослые. В деревне любили и любят эту птицу, не то, что дроздов.

Над полями начинали распевать свои звонкие песни жаворонки. Земля в огородах просыхала, и пора браться за вилы, заступы, железные грабли и выходить в огород. Сначала это делали те, кто жил посреди деревни, у них огороды были повыше и просыхали быстрей.

В этот период года все молили Бога о сухой и тёплой погоде. В своём огороде желательно посадить поскорее, пока не начались работы на колхозных полях, а то заниматься этим придётся урывками. При встрече с односельчанами разговор, прежде всего, заходил о том, кто что уже посадил и подо что приготовил грядку, и кто бы запахал картофельник. У кого огороды были сырые, белой завистью завидовали тем, у кого они уже подсохли и можно копать и сажать.

Наш огород относился к сырым, и мы выходили в него одни из последних. Картофельники на усадьбах перепахивались лошадкой, впряжённой в плуг, а гряды перекапывались вручную. Но надо оговориться, что и картофельники перепахивались не каждый год и не в каждом огороде. Были такие огороды, где с плугом не развернёшься, тогда заступ в руки и вперёд. Сколько лопат сырой земли пришлось перевернуть нам с братом, трудно себе представить. И откуда только брались силы, терпение и здоровье? А потом эту картошку надо окучить вручную и не один раз, потом выкопать и перетащить в подпол. Страшно вспомнить.  Со временем картофельники на усадьбах стали перепахивать при помощи трактора, а в огородах по-прежнему, как придётся.

Так или иначе, в огородах были посажены овощи и другие культурные растения и народ вместо жары и солнца желал дождей. То, что посажено, начинает прорастать и требует влаги. И, если нет дождей, каждый день вечером бери лейку, вёдра и поливать. Мы воду брали из пруда. Сначала черпали с берега, а потом я сделал мосток, с которого черпать воду было удобнее. А вскоре и колодец выкопали на месте когда-то существовавшего. Прополка тоже труд не лёгкий, сидеть под палящим солнцем, съедаемым оводами и комарами между гряд на четвереньках. Ох, как я не любил это дело. Но, не закончив то, что требовали родители, гулять не пойдёшь, а ведь там уже девчонки голоса подают.  Да и мяч хотелось попинать.

А ещё надо корове свежей травки накосить, телёнка с луга во двор на ночлег привести, загнать гусей и куриц, воды и дров в дом натаскать и мало ли чего ещё.   

Овощи в огородах росли медленнее, чем трава на лугах. Вот он и сенокос. Косить начинали рано, в середине июня, чтобы к концу лета успела вырасти отава, которую тоже надо скосить высушить и убрать. Накосить травы для домашней скотины было проблемой. каждый клочок земли обрабатывался, а трава съедалась пасущимися коровами, овцами и лошадями. Вокруг домов траву съедали домашние птицы. Зато сейчас от этой нескошенной травы горят деревни и сёла.

Сенокос почти одновременно начинался и дома и в колхозе. Времени и сил он отнимал много. Во время моего раннего детства траву, а частенько и клевер в полях, косили обыкновенными ручными косами. Сена требовалось много. Зима в наших краях была длинная, а скотины в домах и колхозе было много. Когда устанавливалась хорошая, сухая погода косы начинали звенеть с раннего утра и до глубокой ночи с перерывом на жаркую середину дня, когда скошенную траву сушили.

Пока мы с братом подрастали, у нас в семье траву косила мама, у неё это не плохо получалось. Когда подросли, за косы взялись сами.

Заготавливать сено жители деревни старались помочь друг другу. Родственники и соседи частенько вместе косили, сушили и убирали его в сараи. А если заходила туча и угрожала дождём, то помогать тому, кто из всех сил старается убрать сухое сено под крышу, сбегались все, кому эта беда не грозила, кто с граблями, кто с вилами, а кто и просто со свободными руками. И все радовались, когда удавалось спасти сено от этой злой тучи.

Нашим соседом был Лебедев Виктор Иванович. Мужик он был добрый и бескорыстный. Он всегда откликался на просьбу о помощи, кто бы ни попросил. И даже без просьбы не проходил мимо чужих трудностей. Любил, когда и ему помогали. Мы жили добрыми соседями.

Построивший между нашими домами дачу Магин Вячеслав Аркадьевич с женой Светой, быстро влился в нашу деревенскую жизнь и стал таким же добрым соседом. Моей маме он сразу понравился своим весёлым нравом и добрым характером. Всякий раз приезжая в деревню, привозил гостинцы маме и Марии — жене Виктора Ивановича. Ему можно было наказать любую вещь, которую нельзя или трудно приобрести в деревне. Он ничего не забывал и денег с мамы ни за что не брал. Мама считала его умным, интеллигентным молодым человеком и говорила, что с соседом ей повезло. Когда нас с братом не было в деревне, она знала, что и этот сосед всегда придёт на помощь и в беде не оставит.

Подружилась мама и с его родными женщинами — тёткой Тамарой Сергеевной, женой Светой, тёщей Марией Степановной. Они проводили много времени вместе, разговаривая о своём, о женском.

Вячеслав и его жена Света тоже помогали Виктору Ивановичу в его больших и малых проблемах, особенно в сенокосную пору.

Солнце упало к закату,

Слышно мычанье коров,

Мы с косами вышли в усадьбу,

Пройдёмся по морю цветов.

 

Сосед наш давно косой машет,

Размашисто и не спеша,

Не ждёт, когда выпадет, ляжет

На землю густая роса.

 

«Здорово сосед! Бог на помощь!»

«Привет мужики! Как дела?»

«Нормально. Могло быть и лучше,

Да мать вот… косить прогнала».

 

«Пора уже, все уже косят.

Трава в этом годе — ого!

А вы мне косу не побьёте?

А то не косит ничего.

 

Я сам-то их бить не умею,

То тонко, то толсто, то рву,

Геннадий их бьёт очень ловко,

Ей Богу, ребята, не вру».

 

«Покосишь, поставь к огороду,

А лучше — неси сразу все….»

Кивнул головой — мол, согласен!

И вжикнул бруском по косе.

 

В тот год погода была не устойчивая. Некоторые понемногу косили и сушили с горем пополам. А некоторые не начинали, ждали хорошей погоды.

Соседка Тамара Сергеевна, женщина любопытная и разговорчивая как-то спросила у мамы:

- Таисия Павловна, все косят, а Виктор Иванович почему-то не начинает?

Мама отшутилась:

- Ждёт, когда Витя приедет.

- А чего он его ждёт? — удивилась Тамара Сергеевна.

- У него две усадьбы, сена много, тяжело, помогать будет, он и вашим работу найдёт, вот увидишь — пояснила мама.

Виктор действительно должен приехать, но когда? В то время мобильников не было, точный день и время не сообщишь по пути следования.

Прошло несколько дней. Утром Тамара Сергеевна, поздоровавшись с мамой, сообщила радостную весть:

- Таисия Павловна, сегодня Виктор приедет!

- Откуда Вам это известно, — спросила мама.

- Как откуда? Виктор Иванович вчера до полуночи косил. Пол усадьбы скосил! — отрапортовала Тамара Сергеевна.

Так и случилось. Часов в пять подъехал Виктор с семьёй на своём красном «Москвиче». Он вышел из машины, потянулся, разогнул суставы, осмотрелся.

Виктор Иваныч, как обычно ходил вокруг своей машины. Увидев моего брата, поднял в приветствии руку и прокричал:

- С приездом, Виктор!

- Привет, Виктор Иваныч! — ответил брат.

Виктор, а ты не поможешь мне сено убрать?

- Помогу, Виктор Иваныч, скажешь, когда надо будет, — ответил Виктор и пошёл открывать багажник машины.

- Так что ждать, прямо сейчас, вилы-то не бери, я приготовил, обрадовал сосед.

- Нет уж, лучше я со своими, — Виктор захлопнул багажник, — мам, где вилы с длинной ручкой?

- Там же на дворе, ты хотя поешь, переоденься, у меня всё готово, только разогреть, — заговорила мама.

- Мам, ты же его знаешь, проще отстать, — сказал Виктор и пошёл за вилами.

- Виктор, ну я поехал, приходи, а то хочешь, подвезу, — прокричал Виктор Иванович и полез в кабину своего газона.

- Поезжай, сам приду, я сегодня накатался, — отмахнулся Виктор.

Не без труда, но с сеном всем миром справились. Сгребли, погрузили на машину, перевезли к сараю и убрали под крышу, в сарай значит. Потом Виктор сходил на речку смыл пот и сено с головы и с тела. Походил вокруг дома, поел, попил молочка и спать.

На следующий день Тамара Сергеевна начала разговор с мамой с той же темы:

- Таисия Павловна, Виктор Иванович вчера опять всю ночь косил. Как думаешь, Слава приедет?

-  Ну, если всю ночь, то конечно приедет, он никогда не ошибается! Я думаю, и Генка мой приедет, — сказала мама, — косы-то он все, наверное, так бруском заточил, что по траве не проведёшь.

- А сам-то он их бить не умеет? — удивилась соседка.

- Да когда ему, он целый день на работе, да сын-то все равно лучше выбьет, вон, две косы уже у поленницы стоят, — ответила мама.

- Ну ладно, пойду готовиться, а то Слава ждать не любит, приготовлю что-нибудь, — радостно произнесла Тамара Сергеевна и быстрым шагом направилась к летней кухне.

Надо сказать, она не ошиблась. В течение дня приехало пополнение, погода наладилась и всё сено без потерь общими усилиями было убрано.

Уже много лет прошло, как нас покинула моя мама — Таисия Павловна, Светина мама — Мария Степановна, наш сосед — Виктор Иванович, но мы продолжаем жить, оставаясь добрыми соседями. Создаётся впечатление, что за эти годы мы превратились в близкую родню. Соседская семья пополнилась Славиным сыном — Костяном и Светиным племянником — неугомонным Русиком, моей тёщей — Тамарой Сергеевной, женой — Валентиной и дочерью — Викторией.

А непоседливая соседка Тамара Сергеевна до сих пор ходит по саду-огороду и распевает свои задушевные песни. Дай ей Бог здоровья и долгих лет жизни. Если ждёт из Москвы Славу, то ворота открывает с утра, прекрасно зная, что приедет вечером. «Слава ждать не любит!». А может быть при открытых воротах он скорее приедет?